Прес-центр

Игорь Рябчук: "Я не люблю разговоры про тупое американское кино"

24-10-2011

Индустриальный Телевизионный Комитет (ИТК) в рамках Украинской Медиа Школы (УМШ) в ноябре начинает набор студентов на авторский курс Игоря Рябчука "Filmmaking". Курс опирается на подход Rebel filmmaking – умение создавать зрелищное кино при невысоких фактических затратах. В курсе речь пойдет об азах процесса создания кино, детализации и реализации собственного замысла. Вести занятия будет режиссер и оператор Игорь Рябчук, называющий себя фильммейкером.

Еще учась на теоретической кафедре физического факультета, Игорь занялся трехмерной графикой и анимацией. Долгое время проработал в архитектурной визуализации, а после - создавал персонажи и миры для компьютерных игр. И уже позже создал свою компанию, специализирующуюся на создании визуальных эффектов и постпродакшене, компьютерной графике и анимации.

 

- Игорь, расскажите о себе, почему вы называете себя не режиссером, не оператором, а фильммейкером?

- Отчасти потому, что с этими традиционными названиями связаны определенные совдеповские стереотипы, даже не советские, а именно совдеповские. Вот почему в компаниях сейчас занимаются рекрутингом и хедхантерством, а не набором персонала? Это более новые термины, и они отображают, даже просто на уровне психологии, более современные - европейские, западные подходы к делу. Наверное, фильмейкером потому же я себя и называю - слово «кинематографист» чаще ассоциируется с людьми, которые работают с камерами, со светом, режиссер – человек, который работает с актерами, продюсер – тот, кто находит на все это деньги. У меня есть знакомый, он работает грузчиком на Одесской киностудии, он себя тоже киношником считает. У нас нет такого термина, который обозначает человека, который умеет делать все: от и до. А фильммейкер – это человек, который знает весь процесс кинопроизводтсва: от подготовки питчинга и презентации своего сценария - до постпродакшена и дальнейшей дистрибуции картины.

- То есть все классическое вас не устраивает? 

- Пусть классические киношники снимают так, как они привыкли - по 30 человек команды на площадке, достаточно медленно, дорого, когда каждый занят только своим специфическим делом и совершенно не заботится о смежных вещах. Все съемочные площадки, на которых я был, характерны тем, что о судьбе картины заботится только старший креативный состав: режиссер, оператор-постановщик и продюсер. Остальные работают по принципу «сделать ровно столько, что б претензий не было», никто больше этого не напрягается. Они отрабатывают свои часы, очень тщательно считают переработки, все эти отчеты сдают, забирают деньги, и часто параллельно работают над следующим проектом.

 

- Кино – это, ведь, коллективное искусство?

- Но у нас коллективы не очень получаются.

 

- Так, может, задача режиссера как раз в том, чтобы коллектив сложить хороший?

- Наверное, это задача не столько режиссера, сколько продюсера. Но проблема классического подхода, в том, что у нас это требует большого количества людей и времени, соответственно – это достаточно значительные затраты. Окупиться такому фильму на украинском рынке в принципе невозможно - у нас слишком мало кинотеатров. Тем более, с растущим пиратством, с возможностью все фильмы скачать на торренте, как только они вышли на DVD. Окупиться картина не может, даже с учетом российского рынка.

 

- Ваш путь - минимизировать затраты, и при этом делать качественное кино?

- Да, чтобы выглядело так, как будто затрат никто не минимизировал.

 

- А в вашей личной творческой биографии есть фильмы, за которые вам не стыдно?

- Ну, одна короткометражка пока есть, за которую мне не стыдно. Называется «Wickenbrat». И полнометражный фильм "Rock'n'Ball", на котором я работал оператором, продюсером там был Макс Оноприенко, режиссером - Дмитрий Приходько. Он совместно с поляками снимался. Это фильм про футбол. Я думаю, что он будет актуален в связи с приближающимся Евро-2012.

 

- Игорь, но есть же примеры Игоря Стрембицкого и Марины Вроды, которые окончили вполне традиционную киношколу (Институт экранных искусств при КНУ театра, кино и телевидения им. Карпенко-Карого). А потом бац - и в Каннах у каждого по Золотой пальмовой ветви.

- Я провожу достаточно четкую грань между фестивальным кино и коммерческим.

 

- Вы любите коммерческое кино и хотите его делать?

- Я люблю коммерческое кино. И очень не люблю разговоры с посиделками на даче с друзьями, которые говорят «вот, эти американцы снимают тупое кино, надоели уже, смотреть нечего». При этом, они же ходят на это кино, это «тупое» кино приносит сотни миллионов долларов.

 

- Вам хотелось бы статуэткой Оскара когда-нибудь орехи поколоть?

- Хотелось бы.

 

- А потенциал чувствуете?

- Да.

 

- В себе или в Украине?

- В себе.

 

- В Украине – нет?

- Пока не очень.

- Значит, надо уезжать отсюда?

- Не очень хочется, потому что в свое время я мог свалить - я был абитуриентом колледжа в Санта-Монике (США). Меня приняли, все документы были на руках. Я учился здесь на первом курсе Одесского национального университета им. Мечникова, на физическом факультете. В итоге, я передумал и отказался. Если все люди, имеющие потенциал что-то изменить, будут уезжать из этой страны, тут никогда ничего не наладится. И остался по этой, возможно, глупой причине. Не жалею.

 

- Вы - патриот?

- Да. Но я патриот не своей страны, потому что я родился и вырос в России. При этом, я - патриот Украины.

 

- Игорь, не страшно - у вас в биографии всего два весомых, на ваш взгляд, фильма, а вы беретесь людей учить. Есть чем поделиться?

- Да, есть. Я же уже одну киношколу провел. И все были довольны, и ждут, когда будет другая. Половина слушателей готова еще раз пройти то же самое. Не понимаю особого для них смысла, но они готовы.

 

- Не доходит с первого раза?

- Вообще, наверное, тяжело доходит. Не все, по крайней мере. Когда работал в консалтинге, я успел поработать у Френка Пьюселика, одного из основателей нейролингвистического программирования. Я был менеджером-консультантом и тренером по НЛП. Одно время у меня было такое опасение, что «вот я сейчас расскажу все эти штуки, и все начнут ими пользоваться, и учить будет некого». Но открытость информации не гарантирует ее усваиваемость.

 

- А кто ваши студенты, есть ли какие-то критерии отбора? Или может прийти кто угодно: инженер, врач, сантехник?

- Я сам в кино пришел очень издалека. У меня была давнишняя мечта, но я начал … с постпродакшена. Один мой знакомый, бывший директор постпродакшен комании, в один момент распустил весь состав, и уехал жить и работать на Запад. Обьяснил это так: мол, 7 лет жизни потратил на то, чтобы построить постпродакшен в Украине, воспитать специалистов и быть готовым делать украинское взрослое международное кино. Не дождался. Плюнул и уехал. Я тогда подумал, что ждать можно всю жизнь - нужно брать и что-то делать. И я ушел работать в производство. На определенном этапе в голове было уже так много информации, а вокруг так очевидно не хватало этой информации в головах у студентов и выпускников разных киношкол, что решение пришло само собой – киношкола.

 

- Кроме альтруистского желания поделиться, очевидно, есть желание заработать. На этом можно заработать в Украине, как вы считаете?

- Думаю, что можно.

- Но не сразу?

- Да, явно не сразу. Вот мы сейчас совместно с ИТК будем проводить с ноября киношколу «не за дорого» - очень доступно по стоимости для всех желающих. Когда я делал в Одессе киношколу, я до этого провел 3 мастер-класса бесплатно.

 

- Какое кино вы любите?

- «Крепкий орешек» – любимый боевик всех времен и народов. Первый и второй - самые удачные. Смотрю разное кино. Иногда мне нравится не очень кассовые фильмы, но которые чем-то зацепили. «Эквилибриум», «Я робот». В основном, это экшн, фантастика.

 

- И вы такое кино умеете делать?

- Смогу сказать "умею", когда такое сделаю. Думаю, что смогу снять кино достойное по качеству как истории, так и съемки, пост-продакшена и общей смотрибельности.

 

- Рене Клер говорил: «Фильм готов – осталось его только снять»... Вы занимались НЛП, даже были тренером в этом деле, скажите, кино - это магия или индустрия, по-вашему?

- Наверное, больше индустрия, но и не без магии.

 

- Надо уметь подколдовывать, манипулировать зрительским сознанием?

- Я сам с опаской отношусь к русскому НЛП. Потому, что наша школа НЛП и оригинальная школа НЛП – это две большие разницы, как в Одессе говорят. У нас это действительно инструмент манипуляции, и я очень не люблю русских и украинских НеЛПеров, потому что их НЛП имеет какой-то очень негативный оттенок. А когда его создавали Гриндер, Бэндлер и Френк Пьюселик, они его создавали совсем для другого – для формирования ситуации «Win-Win» или «выигрыш-выигрыш», когда обе стороны взаимодействия выигрывают или «no deal». Или «выигрыш-выигрыш» или мы не имеем никакого взаимодействия. Я по этому принципу и живу.

 

- Вы по жизни победитель?

- Стараюсь. Или чтобы все стороны побеждали, или мы ничего не делаем. Потому, что когда одна из сторон проигрывает, это все равно вернется бумерангом, рано или поздно. Были у нас в консалтинговом агентстве клиенты, которые в свое время наворовались, и теперь живут в опаске, что те, у кого они наворовали, вернутся и заберут свое. Им надоело в этом состоянии жить, и они приходили к нам спросить, как выйти из этого состояния.

 

- А если лет через 20 какой-то ваш нынешний студент снимет какой-то успешный блокбастер?

- Я надеюсь, это раньше произойдет.

- Единомышленников много у вас?

- Достаточно.

 

- Ваши близкие, друзья, увлечены кино так же сильно, как и вы?

- Близкие - да, особенно сын, ему 4 года, периодически берет фотоаппарат, и что-то пытается снимать. Младшей дочке 5 месяцев – ей еще снимать рановато. У меня небольшая команда - 3 человека вместе со мной: креатор - выпускник моей киношколы, мой давний друг, оператор и веб-разработчик, и я.

 

- То есть, кино может снять 3 человека, по большому счету?

- Да.

 

- Большое полнометражное коммерческое кино?

- Большое полнометражное коммерческое кино, которое называется «Монстры», снял Гарет Эдвардс,. Он британец по происхождению, но живет в Штатах. Снял его за 30 тысяч долларов на полупрофессиональную камеру SONY EX-3 c адаптером на 35мм оптику. У него в команде был он, звукорежиссер, монтажер, который сидел в отеле и два актера, которые снимались в этом фильме. Этот фильм прокатывали даже в Украине. Его выкупили с правами на прокат по всему миру, и прокатали достаточно успешно, естественно, те 30 тысяч были окуплены сразу, и при этом ребята еще очень хорошо заработали. И Гарет у нас преподавал в школе визуальных эффектов, в которой я учусь он-лайн. И ему после этого проекта в Голливуде дали режиссировать «Годзиллу-2».

 

- А вам хочется в Голливуд?

- Мне бы хотелось, наверное, как Бекмамбетов поработать там, но не хотелось бы туда на ПМЖ.

- А Бекмамбетов - ваш ориентир в кино?

- Да, один из. Я его лично не знаю, но мне очень нравится его взвешенное отношение к кино и понимание кинопроцесса. Он снимает коммерческое кино, и этого не стыдится совершенно, он умеет это делать. «Дозоры» это доказали. Режиссеров в России, у которых снималась Анджелина Джолли и другие голливудские актеры, можно пересчитать на пальцах одной руки. И добиться этого – уже большое достижение.

 

МЕДИАНЯНЯ

Фото - архив Игоря Рябчука